Молитва

Отец мой небесный, каждую секунду, что живу я, каждое дыхание моё я благодарю Тебя!
Прости невежество моё, и даже сейчас молвлю в неведении. Сердце моё открыто Воле Твоей, и нет воли моей, отличной от Твоей. Всех живых во всех Мирах благослови Светом нетленным, и тело моё, обратив в Яркий Свет, раздели на мириады частиц и влей Светом в тех, кто Света жаждет...
Да будет Милость Твоя на нас, ибо нет нас и не было, но Свидетель помнит и молит

Ом

6 Августа  2015

Человеческое

Привиделось во сне, будто цветы разные имели одно корневище и питаемы были одною водою... Уважайте воззрения, отличные от Ваших. Отбросив прокрустово ложе, примите сейчас все воззрения всех учений как дающие освобождение тем, кто им следует. Все Там встретимся, не оставляйте осадка в Сердце другого. Не имеете сказать что из Любви и о Боге - умолчите. В этом будет Милость Ваша.

Сатья Према Яшас (Истина Любовь Уважение)

7 Августа  2011 г.

Счастлив Тот, чьими руками в считанные мгновения творится Храм нерукотворный, что не может быть разрушен или поруган, что сияет, подобно миллионам светил, Храм Сердца, Храм Любви. Нетленное Счастье - быть свидетелем Жизни, текущей сквозь Нас. ...
Любви Вам безмерной, простираюсь перед Вашим Светом!

Ом Намах Шивая


Когда одолевают сомнения о том, какой Путь выбрать, спроси своё Сердце, где Любви больше? Сердечный Путь - самый прямой. Вспоминая фразу из гениального фильма: "Зачем нужна дорога, если она не ведёт к Храму?" - спроси себя: "Зачем нужна Жизнь, если Она не ведет к Богу?"
Однажды Вечность произнесла:
ЛЮБОЙ ПУТЬ ПРАВИЛЬНЫЙ, ЕСЛИ ИДЕШЬ ПО НЕМУ С ВЕРОЙ И ДОСТОИНСТВОМ.

Ом


Истинная Любовь возвышает, устремляет все естество к раскрытию своей божественной первозданной Природы, Сути - Абсолюта, изначальной, извечной, безусловной Мудрости. Такая Любовь стирает все прошлые отпечатки мыслей и действий, которые совершались Вашим телом, но не Вашей Сутью. Истинная Любовь освобождает Душу, и все вокруг становится Единой, изначально Свободной Душой. Впрочем, и "внутри", и "вокруг" стирается, как никогда не существовавшие иллюзии.
Все иное - страстная, смертная, чувственная привязанность, в которой всегда есть страх (потери, измены, одиночества и т. д.). Там, где правит бал эго - нет и потайного уголка для Любви. Цените драгоценное время Вашей неповторимой Жизни. Не довольствуйтесь лужей - погружайтесь смело в Океан!

Ом

27 Мая  2015

Отдавая-принимая

Эпизод 1. Я свидетельствовала стояние на камне одной старушки, лицо которой никогда не видела. Стояла она на асфальте, условно назовем его камнем, и не просто стояла и молилась за все человечество, но молилась и получала милостыню прохожих. Рядом была икона Матроны Московской, но мне припоминался подвиг Серафима Саровского. И я подумала, что хожу каждый день мимо той, что потом назовется святой, возможно. Иногда кидаю монеты, «Бог в помощь!», иногда жалею доброту и ращу хладнокровие и отрешенность, делаю вид, что не вижу. А порой и вижу, но думаю, что не имею права вмешиваться в карму другого. Так ли это? Чушь… Та женщина крестится каждый день, стоя на условном камне, молится условно (а может и нет) за всех людей Мира, а мы ходим и ходим мимо. Назарянка XXI века… Жизнь-игрушка полна перевертышей: она на коленях, я выше. Она идет Путем духовности, а я иду по улице. И мимо – машины, люди, лица, призраки, время, жизни, а она крестится.

Эпизод 2. После разочарования от сложности дня и возвращения былой окрыленности я летела по Невскому. Как обычно бывает в такие моменты, заливало своим светом улицу Солнце, и счастье в людях бросало свои лучи из одних глаз в другие. Навстречу выпорхнули два красивых человека – парень и девушка, у него был в руках самодельный бумажный сверток, наполненный леденцами. Они остановились передо мной, улыбнулись всем сердцем и своими красивыми зубами, и парень произнес: «Девушка! Берите конфетку, это совершенно бесплатно!» Выплыла самая широкая из моего арсенала улыбка, девушка смеялась от небольшого смущения, чистоты и смелости их эксперимента, а я вытащила апельсиновый леденец, и с ним рассасывала Доброту и Свет Людей. Думала о времени, которое настало, и о людях, которые вспомнили о Любви ко всем, о Единстве, смогли переступить через свое эго и недоумение непонимающих и отстающих… Вкусная световая конфета. Как легко можно запустить волну, а ведь для этого столько преград ставим себе сами. Им не было жалко доброты. Они делились Любовью.

Эпизод 3. На пути домой сидел все тот же бездомный на ступенях магазина. Почти на том месте ко мне пришло стихотворение о Петербурге ранее, о неком средоточии грязи и затхлости, угрюмости и бедноты… Он сидел, как и в тот день, когда из моих рук к нему пришла белая булка. Лицо его изувечено какой-то жуткой болезнью, он оборван и потерял облик того, кем он, верно, был еще несколько лет назад. Но глаза! Голубые, бездонные, почти детские глаза… Проходя мимо, я опустила свои. Потом все же посмотрела на него. Он глядел так жалостливо, так умоляюще. А я просто шла мимо. Минуту, две, три. Остановилась. Достала две золотые монетки, и перед глазами мелькнула картинка часовой давности: красивый молодой человек играет на улице на контрабасе, играют тоскливо его глаза грустные. А в моей руке как раз те два золотых, но прохожу мимо, мысли не здесь и сейчас. Один ждет благодати, другой создает свой мир и дарит его. Кому нужны были на самом деле те две монеты? Тому, кто может находить чудеса сам. И я оставила их на выступе одного из домов той же улицы. Отдала их Волшебству, чтобы оно позаботилось о том, кто пребывает в Нем.

Конец.

7 Августа  2011 г.

Под звуки земляничной гитары

Все так стремительно изменяется, мой дневник не поспевает за мной. Прошла всего неделя, как абсолютно другая я. Время реализации.

Сегодня после выполнения тех дел, о которых ранее лишь фантазировала, пришла к Спасу на Крови, смотрела на него и на воду, размышляла, затем на площади Искусств за мной присела на скамью смуглая темноволосая девушка. Разговорились. Это Анна из Торонто, родившаяся в Петербурге и четырехлетней мигрировавшая с семьей в Канаду. С виду - этническая еврейка, акцент, схожий с одесским. Обсудили внешние связи и внутреннее законодательство Канады, Петербург и его погоду. Перед нами из Русского музея шли дети – участники оркестра в нарядных псевдомундирах, увешанных «орденами». Оказалось, что они не из России Вероятно, скандинавы⁄прибалты.

Девушка Анна, как выяснилось позже, будущий клинический психолог, коллега. Оставила ей свою визитку. В машине уже ждала меня Юля, и мы с приключениями направились за город, в Зеленогорск на пикник с одногруппниками-психоаналитиками. Ехали веселые и одновременно погрузившись каждая в свои навязчивые мысли: она после встречи с психоаналитиком, я же – в разговоре со своим несменным внутренним аналитиком, высказывающимся вслух.

Прибыли на место. Это был красиво отстроенный благополучный дом с участком, отделенный от леса лишь деревянным забором. Мы пели песни, пили белое и земляничное вино и помню, как на плетеном диване я свернулась, словно ребенок, и лежала в теплом облаке спокойствия, защищенности, с кашемировым кремовым пледом под головой, ощущая радость, гармонию и красоту… В это облако вливалась красивая музыка Вадима на гитаре цвета земляничного вина и нежное пение Лены.

Прогуливаясь босиком по траве, прислонилась к высокой стройной сосне, покачиваясь вместе с ней и наблюдая за шепотом по ветру ее верхушки, веточек. Да, босиком по траве…

Два раза на руки мне далась кошка, гулявшая и зашедшая на этот участок в гости. Я накормила ее втихаря, как свою сообщницу. Она, кажется, кормящая мама.

Вернувшись в город, почувствовала, что часть меня так и осталась лежать в том безвременном состоянии в Любви Природы, Людей и Бога, с кашемировым пледом под ухом и земляничной поющей гитарой в Сердце. А за окном шумели городские спешащие машины…

28 Июня  2011 г.

Разговаривая с Ангелом

Возможно, это начало нового дневника, особого рассказа… нет, почему же особого? А возможно – и наиболее вероятно – это поток моих переживаний, которые затихают где-то на уровне сердца, в груди. Им нет выхода до определенного времени… Они, эти переживания, таятся там, дают волю слезам и смеху, пока однажды (как сейчас) им не удосужится выйти наружу, воплотиться, перебивая слова между собой в моей голове… Это мои переживания, и новый дневник, - думается мне, что началась новая жизнь. Не новый этап, а новая жизнь… Совсем иная, в другом времени. Начну по порядку, а точнее - в обратном порядке происходящих со мной событий. Потому, что ни времени, ни четкой последовательности не существует, и попытаюсь преодолеть ту линейность, которая заложена в нашем воплощенном мире. Да не будут звучать такие слова помпезно! Итак, я начинаю рассказ о трансформации… Помоги мне небо не перебивать свои собственные мысли!

Около часа назад я спускалась в метро, озаренная лучами… нет, как из старого фильма… «Озаренная» не подходит совсем – не заря ведь была, а время, приближающееся к закатному, хотя закат в Петербурге в это время поздний. Сегодня 14 августа 2008 года. Я нахожусь в своей комнате (через неделю она, возможно, станет не моей, и мне придется искать крышу над головой)… Я спускалась в метро около часа назад под лучами вечернего солнца, под звуки уличного музыканта-басгитариста, а слева возвышалось серое здание со старинными (вероятно) буквами «Российская Национальная Библиотека». Я окунулась в метро на станции «Гостиный Двор» в центре города, мои туфли были мокрые от дождя.

Я несла впечатление о моей случайной собеседнице, с которой нас так красиво свело небо… Проходя по Невскому проспекту, я зашла в новомодный магазин полюбоваться на спортивную форму нашей Олимпийской сборной (удачи им на Олимпиаде в Китае), на куклу-чебурашку, которая вследствие культурной трансформации нашего общества приобрела ярко-оранжевый цвет своей счастливой мордочки и алый окрас «шерстки». Магазин занял мое внимание на такое короткое время, которое себе можно только представить… Выйдя из него я увидела старушку, ростом, пожалуй, около метра пятидесяти, а то и меньше. Она стояла у стены старинного здания, в котором теперь находился магазин, привлекающий посетителей на невероятно короткое время… Ее рука не была протянутой, но она показалась мне просящей милостыню. Я остановилась на минуту, шагах в пяти от нее, достала из кошелька единственно уцелевшую там «десятку». А дальше, небо, спасибо за твое чудо! Приближаясь к пожилой женщине, я почувствовала на волосах «кап-кап», в течение секунд десяти разразился такой ливень, что мне сперва показалось это похожим на град. Люди побежали по улицам в поисках ближайшего укрытия. Перед моими глазами оказалась остановка, в которую я нырнула сразу вслед за юркой миниатюрной женщиной. Ее образ интересен и необычен для города, необычен для тех, кто вскормлен рекламой и интернет-развлечениями. Среди пенсионеров такой облик не новость. Вся одежда ее, казалось, сливается в один серо-зеленый тон, на голове - платок, на ногах - старые сапожки, напоминающие валенки, пакетик, что-то ценно скрывающий, прижат крепко к груди. И очень добрые глаза… Все это мне удалось разглядеть спустя минут пять. Забежав под крышу остановки троллейбуса, я прижалась к кому-то, кто так же пытался приютиться и не промокнуть под внезапно нагрянувшим ливнем. Мужчина, сидящий позади меня, указал на свободный край скамьи, который заботливо прикрыли два стоящих рядом товарища своими сумками. Я поблагодарила его, решила остаться на месте. Он настойчиво потянул за лямку моей рубашки, предложил присесть, высвободив для меня пространство. Я улыбнулась и присела. Справа от меня стояла эта миниатюрная пожилая женщина. Мигом я соскочила с места, предложила ей присесть, но она отказалась, помахала рукой и ответила: «Сидите, сидите, пожалуйста». Я слушала ее покорно. Спустя всего пять минут такой сильный ливень, какого я не видела очень давно, если и видела вообще – прекратился. Но сначала… Она обратилась первая, сказав, что давно не лил дождь так сильно. Мы обменялись парою фраз, а потом увидели… радугу! Так внезапно вышло солнышко, равно как и разразился ливень… И это было неописуемо красиво, момент счастья!..

- Я помню радугу, которая была в 47м, а может и в 46м году… Это было на границе с Белоруссией. Там и озер ведь совсем не было. Радуга тоже внезапно появилась, такая красивая…

Мой слух сконцентрировался на Ее негромких словах, впитывая, словно губка, каждую Ее интонацию. Насколько глубокими и добрыми виделись мне Ее глаза, настолько и грустной была улыбка на сморщенных губах.

- А давно Вы в Петербурге живете? - я обратилась к Ней несмело, словно боясь зацепить водную гладь каким-то предметом.
- Всю жизнь тут живу, и родилась тоже здесь.
- Присядьте, пожалуйста, - снова взмолила я, такой хрупкой выглядела вся фигура Ее, что я вся скукожилась на лавке, чтобы сидя не быть выше Ее полного роста…
- Давно я тут уже. А что при немцах было… Был полуголод…
- А разве не голод совсем?
- Полуголод был, так лучше назову это. Пришли они сюда и такое творили… В старых домах статуи были внутри, камин у нас был до четырех метров высотой, все разрушали… Людей отправляли в лагеря тысячами, а детей – в детские дома, там они погибали тоже, конечно… А город совсем другой был, не то, что сейчас.
- Совсем-совсем изменился?
- Столько всего было… А вот магазин этот, - оглянулась Она назад, и я посмотрела на стеклянные двери, сквозь которые пестрил интерьер новомодного магазина, который я так недавно увидела изнутри. – Там ведь люстры раньше продавались, весь город приезжал сюда и любовался. Помню, также были магазины, назывались «Мебель и картины»…

Я пригибала голову все ниже и ниже, мне так хотелось узнать, о чем почти шептала эта загадочная женщина, от которой исходила такая видимая сила. Глаза Ее сияли, то радовались тем воспоминаниям, которые мелькали в Ее воображении, окрашивая Петербург в тона, которые он носил в 40-50е годы, то снова становились печальными. Она говорила во время своего рассказа «Ангел мой», но на Ангела Она сама была так похожа…

- Так и мебель даже оттуда фашисты забирали, хоть она и не новая продавалась, все увозили… А ведь что творилось в стране! И как только в 17м году «эти» к власти пришли? Ведь воры были и мошенники… Я их не осуждаю, конечно, Бог он… все там видит (произнесла Она после небольшой паузы, подняв голову вверх, прижимая маленькую ручку с деформированными от времени пальцами к сердцу)… Ведь Николай – такой мягкий человек был… А про Сталина знали, что он воровал в Грузии, - размышляла Она, срезая пласты времени.

И тогда я увидела, что передо мной стоял человек – не представитель какой-то эпохи… Она казалась вне времени и пространства, и напротив – носила в себе то страшное время двадцатого века, пронесла эту боль, от которой на поверхности остались морщины да опущенные книзу уголки губ.

- А ведь мне в этом году будет 82 года! – Засмеялась Она, и глаза еще больше стали светиться.

Я заулыбалась с ней вместе, и ответила лишь:

- Да Вы долгожительница! Берегите себя…

Она стала размышлять, проходя сквозь время, десятилетия:

- А ведь они и наплодили таких же! Это как раз после «тех» - поколение, что сейчас… Абрамович, например, у которого яхты! На его лицо я вот посмотрела, а он же деб..л… А ведь потому что они родились такими, то поколение… Да ты не думай об этом, Ангел мой, - ласково посмотрела на меня моя случайная собеседница, - не думай и не принимай на свое сердце… Живи, и не думай об этом. Тебе об этом думать не надо совсем. Это наше поколение… - Будто не договаривала Она, но ничего недоговоренного не осталось, ничего недосказанного. Ее глаза видели все насквозь, и про сердце Она сказала верно.

А прямо над нами вот уже минут пять как ярко светило солнце, туча была в другой стороне.

- Дождь ушел вооон туда, - указала я Ей на небо вдалеке от нас над противоположной стороной Аничкового моста.

Она кивнула головой, на губах была молчаливая улыбка.

Этот десятиминутный разговор… опять я говорю про время – не было времени тогда, не было и пространства. Мне показалось на миг, что Ангел со мной разговаривал, настолько Она казалась фантастической – вся Ее фигура и образ. После слов Ее стало легко и одновременно появился рой мыслей. Как вовремя этот дождь прошел! Как хорошо, что я не успела дать Ей «милостыню», не унизила подаянием… Мне захотелось весь мир положить перед Силой и Светом, таких, как Она. Только нельзя дать того, чего не имеешь, а Она мне смогла подарить часть этой Вселенной…

В моих руках был только пакетик «Музей шоколада» и книга, которая появилась у меня получасом ранее. В продолговатой коробочке из семи конфет «вишня со сливками» осталось только три штучки… Я зашуршала пакетом, пока Она договаривала о чем-то и достала из пакета наполовину пустую коробку с нежными тремя вишневыми конфетками… Отчасти мне стало стыдно, потому что это только то, что я смогла ей преподнести за подарок, который только что получила…

Поднявшись со скамьи, я быстро отдала Ей в руки коробочку, сказав лишь что-то вроде «Это Вам, возьмите, пожалуйста». Она растерялась немного, смутилась, и я решила быстрее уйти оттуда, чтобы Она не успела вернуть мне коробку обратно.

- Спасибо Вам, будьте здоровы, спасибо!..
- Что Вы, это ведь для молодежи конфеты! – Она говорила, как ребенок, Ее сморщенные губки улыбались…

И я ушла, вернее – улетела, потому что чувствовала себя высоко-высоко, где-то рядом с Ней, пытаясь подлететь к Ней выше… Мне вслед посмотрел мужчина, дергавший меня за лямки рубашки и наблюдавший молча за нашим разговором, словно тихий страж.

А мысли мои были о Любви, которую я тогда я увидела во всем… Над головой были облака и синее-синее небо, слева стояло серое здание с надписью «Российская Национальная Библиотека», а я спускалась плавно в метро на станцию «Гостиный Двор», чтобы рассказать об этом меньше чем через час…

14 Августа  2008 г.

Промелькнувшая жизнь

Я ела белую сдобную булку, и почувствовала, держа ее в руках, сколько труда человеческого в это вложено: как росла пшеница, затем человек ее убирал, он был грустный и молчаливый, потому что ему очень тяжело выжить на юге, в деревне. Женские руки это пекли, их было много, и они тоже думали о своем насущном. И продавали эту булку человеческие руки, и человеческие руки ее запаковали и привезли в магазин в Петербурге... чтобы Солнце, Земля и Воздух России накормили меня в этот вечер в центре города, заснеженного, шумного и холодного. А ведь сегодня первый день весны. Сегодня пролетел еще один день моей жизни. Сегодня открылось новое. И чувствую, как же быстро это случилось! И снова время, время... Как моя жизнь быстро переменилась, и снова декорации и люди вокруг другие. Волосы другие, мечты иные. И думаешь о своей уникальности и бесконечности этой жизни - об этой иллюзии... А встречаешь на кухне беременную соседку, которая родит в апреле Веронику... И вспоминаешь историю своих родителей в общежитии, ожидавших в апреле меня... О, как быстро история выталкивает нас! Как скоро нужно бежать и, не прогадав нужный момент, чтобы занять свое место, получить Знание, реализовать Умение. Кажется, я понимаю отчаяние тех людей, жизнь которых скучна, либо вовсе проходит мимо них. А в моей жизни времени мало, и чувствую свои пробелы из-за прошлой незрелости. И хочется закрашивать и наталкивать их книгами денно и нощно. Да только день оканчивается, ночь пролетает, и я в канве Бытия, и мелькают вокруг лица моей бегущей жизни, а с нею я все ближе к своему окончательному взрослению, с моею юностью ранней и детством, уходящими в историю. Вижу, как на смену идут другие, более мудрые от рождения. А мне - создать для них Страну и Планету, которую они будут любить, и не разучить их с пеленок любить, назвав это "культурой".
Не кончаю этот текст, просто обрываю. Мои мысли уже не облачаются в слова, но в состояние.

1 Марта  2011 г.

Крещенская ночь

Ночь. Сестрорецк. Собор. Берег. Прорубь.
Ощущение решимости, чего-то весьма важного, благого. Легкий озноб, сапоги на босу ногу и купальник под зимним пальто. Белый чистый снежок. Счастливые лица мокрых людей в плавках. Время сокращается. Стою на деревянной площадке. Пора разуваться. Разулась. Снимаю пальто. Ловлю мысли и не понимаю - либо стопы онемели, либо это ощущение неровного, тонкого, притоптанного и намокшего снега на деревянных досках. Я все ближе к проруби. Стою в купальнике босиком, на морозе. Знаю, миг, всего лишь миг, и я следующая, необратимость. Перекрещиваюсь, прошу у Бога отпущения грехов, очищения Души и тела. И вот, я должна!.. Погружение в воду, я держусь руками за деревянные края площади, я в воде, дно глубже, чем достаю ногами, пятками; проваливаюсь в Святую воду, первое погружение с головой. Нет осознания, нет ощущений. Остальные действия будто выключены, словно, будучи самыми первыми в чем-то абсолютно новом и чистом, они затерялись, словно я смотрела в те мгновения кино про кого-то другого, испытывая вроде холод, вроде жар... Были еще два погружения с головой, старания найти правой ногой на ощупь ступеньку, чтобы выйти из проруби. Держусь за мокрые деревянные поручни, спиной откидываюсь назад. Выскочила. Все картинки смазаны, концентрация не на внешнем мире, не на внутреннем, но на чем-то точно фиксация. Хватаю полотенце. Ощущение абсолютной радости после первого шага на поверхность. И искать сапоги радостно, и одевать их на мокрые холодные ноги радостно! Заматываю волосы в полотенце, а вернее - накидываю его на голову и плечи. Сверху - пальто. И - вперед! Побежала за миг по той дороге, по которой шла долго, решительно, подрагивая. Бежала, лицо и глаза светились, тело пышело жаром. Мне было жарко. И еще не помнила я себя такой счастливой, свободной, Светлой. Лица людей, укутанных, идущих к проруби. И мои улыбающиеся им русские щеки. Приостановилась у дороги, оглянулась, перекрестилась, глядя на Храм. Свет и Любовь в Душе моей и в теле моем. В машине оделась, шерстяные носки. Чай из термоса Пуэр, хлеб Иерусалимский. Помазалась Святым маслом. Никогда доселе не ощущала и не осознавала себя настолько и так истинно русской!

19 Янв.  2011 г.

Молитва

Люблю Тебя, Отче! Люблю Твое Творение! Пребываю в Благодати Твоея. Пошли Любовь Твою и Благодать Твою деткам, болящим, просящим, увечным, обиженным, обидящим, калечащим, покалеченным, жестокосердным, алчущим, отчаявшимся, странствующим, матерям и детям, чиновникам и правителям, прости им сребролюбие и даруй Смирение и Любовь. Благодетелям подай Терпение, укрепи Силу Духа в каждом чаде Твоем. Да прибудем во Велицей Милости Твоей! Славу возсылаем Отцу и Сыну и Святому Духу, и ныне и присно и во веки веков. Аминь.

2010 г.

Один День

Проснуться, сбросить сны, поздороваться с ветром, покормить птиц, позавтракать Солнцем, исполнить свои мысли, подарить радость своим близким, пожелать здоровья и счастья незнакомым, подумать о том, что изменить завтра, подумать о том, что уже изменили, если завтра не наступит... Поблагодарить счастье, за то, что оно живет внутри, и навсегда там прописано, улыбнуться своим сомнениям... Впитать глоток приятного на вкус воздуха, и отправиться вновь на поиски Дома, чему поутру помешает будильник, а затем.... Проснуться, сбросить сны, поздороваться с ветром...

2010 г.

Рассказ о двух чародеях

Она зашла в комнату под открытым небом, которая была только для двоих. Это была потайная комната, чтобы делиться в ней своими сокровенными секретами и смотреть в глаза друг друга истинных. Она прыгнула в ее дверь, скинув с ножек блестящие туфли, и комната сразу постелила под ней пышный влажный ковер, а над головой загорелось сумеречным светом розово-голубое небо в серебре. И она увидела центр комнаты, на нем была надпись: "Сюда! Здесь растет дерево желаний". Она подошла к этому дереву, обернулась, почувствовала ветер, и ее волосы рассыпались из пучка навстречу ветру перемен. Это сделал колдун. Он появился совершенно неожиданно. И сказал: "Здравствуй, колдунья, я хочу сегодня в этой комнате делиться с тобой моими секретами и слышать твои". И через глаза они друг другу все рассказали. Потом их позвала Луна и волна пурпурной энергии. Колдун ей дал знания об ее роде, и она остановилась у ступеней замка. Колдун должен был поделиться с ней своим самым большим секретом: любит ли он приключения и может ли он переходить такую черту реального, за которую люди заходить опасаются. И он перешагнул. Она улыбнусь. И она дала ему знание - открыла симметрию и гармонию в симметрии и слаженности форм. Потом, на другой стороне комнаты они оба увидели табличку: "Уголок открытий". И тут они остановились, приземлились, вокруг появились фонарики, вырисовался мостик, появились два любопытных прохожих, улыбающихся им: это были не люди - это были мысли колдунов, которые наблюдали за ними же. И тут они сидели и говорили о магии творчества, о том, как колдунья превратится в красный цветок и будет дарить лепестки людям, а колдун сделает ее стебель самым красивым! И колдунья так этому обрадовалась! Мимо шла мудрая кошка и слушала их, ей нравилось наблюдать за секретами и золотыми искрами их идей. И тут они побежали, они грели свою радость, а потом остановились под потолком секретной комнаты. И колдун рассказал, что он умеет растворяться, и он передал колдунье это умение. Они спрятались, их не заметил страж комнаты. Они поговорили с Луной, и она их отпустила после красивого вальса под свой аккомпанемент. Ворота открылись, они упорхнули вслед за ветром перемен...

2010 г.

Рассказ о двух чародеях / Download mp3